СПЕЦПРОЕКТ 1982
В поисках репликанта: фанатские теории «Blade Runner»
«Бегущий по лезвию» знаменит уже легендарной дилеммой «Репликант или человек»? Так как сиквел только подбрасывает дров в эту печь, мы решили вспомнить, кого именно фанаты оригинального фильма считают андроидом.
Одна из главных загадок оригинального «Бегущего по лезвию» — происхождение Декарда. Фанаты давно разделились на два лагеря: одни считают офицера репликантом, другие настаивают на человеческой природе Рика. Согласия нет даже между создателями картины: Харрисон Форд не признает «искусственную» родословную своего героя; Ридли Скотт в открытую говорит, что Декард — такой же синтетик, как и Рэйчел. Ситуацию усугубляет выход фильма в нескольких версиях, наличие аналогичной интриги в книге-первоисточнике («Мечтают ли андроиды об электроовцах») и двусмысленные реплики персонажей. Разбираемся, что нужно знать о главных фанатских теориях.

Вариант первый. Декард — репликант
Ведущей эта трактовка стала после выхода «Final Cut»-версии фильма, представленной на Венецианском кинофестивале в 2007 году самим Ридли Скоттом. Это отшлифованный вариант режиссерской версии 1992 года, где убрали счастливую концовку и закадровый голос, но главное — добавили сцену со сновидением Декарда, резко меняющую восприятие финала. Согласно ней, во время сна за пианино, «бегущему по лезвию» привиделся единорог. В заключительных кадрах именно эту фигурку-оригами находит Декард. Дальнейшая логика проста: второй полицейский, Гафф, якобы намекнул своему напарнику на его искусственное происхождение и позволил скрыться.

Естественно, на этом доводы апологетов Рика-репликанта не заканчиваются. Перечислим лишь некоторые из них:
В кинотеатральной версии упоминались шесть сбежавших репликантов, хотя если посчитать всех жертв Декарда (и добавить Рэйчел), их всего пять. Считалось, что шестой — это и есть Рик. Но все объясняется банальной невнимательностью — в финальной версии фильма беглецов уже пять.
Из-за несовершенства оптической системы, у искусственных созданий глаза отсвечивают красным. Эффект без труда заметен на примере Рэйчел и совы из офиса Тайрелла. Но и зрачки Декарда во время беседы на кухне неестественно отсвечивают.
У Декарда таинственное прошлое, а вся квартира заставлена фотографиями. По сюжету фильма зрители узнают, что репликанты особенно трепетно относятся к фотографиям. Они считают их свидетельством подлинности собственных воспоминаний.
Фотография, найденная в квартире репликанта Леона, тоже стала предметом обсуждений. По сюжету она помогает Декарду вычислить следующую жертву, танцовщицу Зору. Но на снимке, помимо всего прочего, заметна бутылка виски Johnnie Walker Classic, а также мужчина с прической и позой, напоминающими Декарда. Учитывая страсть офицера к спиртному идентичной марки, можно предположить, что до «перепрограммирования» он был заодно с мятежными синтетиками.
Оттуда появился и следующий домысел. При первой встрече с Декардом, герой Рутгера Хауэра сразу называет его по имени, хотя по сюжету они не знакомы.
Когда Рэйчел спрашивает Декарда, проходил ли он тест Войта-Кампфа, то не получает ответа — усталый детектив спит. Впрочем, из книги известно, что оперативники сдавали тестирование при приеме на работу.
Одна из главных загадок — финальное обращение Гаффа к Декарду, который еще не оправился от встречи с Роем Батти. Напарник начинает со слов: «You've done a man's job!», намекая на благородство Рика, который оставил в живых Рэйчел. Однако в черновой версии сценария фраза значительно расширена: «You've done a man's job sir! But are you sure you are a man? It's hard to be sure who's who around here».
Заключительная реплика Гаффа тоже не вносит ясности: «It's too bad she won't live, then again who does?». Те, кто считают Декарда репликантом, трактуют это по-разному. Первая версия — Гафф полагает, что Рэйчел и Декард вскоре умрут, их срок эксплуатации не превышает 4 лет. Сомнений прибавляет и черновой вариант из скрипта 1981 года: «It's too bad, she don't last, eh! But who does». Вариант номер два — это предупреждение, что репликанты попросту не смогут жить нормальной жизнью.
Вариант второй. Декард — человек
Подобная трактовка тоже чрезвычайно популярна среди фанатов культового нео-нуара Ридли Скотта. Рассмотрим несколько главных аргументов в её пользу:
В романе-первоисточнике Декард, хоть и задается вопросом о собственном происхождении, почти наверняка — живой человек. Он страстно хочет себе настоящее животное, а также крайне эмоционален, в отличие от искусственных людей. В кинотеатральной версии 1982 года намеков на его неестественную природу тоже значительно меньше.
Еще одна причина популярности «живого» Рика — банальная связность истории. Многие фанаты считают, что сюжет значительно теряет в убедительности, если откровением Декарда станет собственное искусственное происхождение. Тема любви между человеком и андроидом, и благородный поступок Роя Батти тоже окажутся под вопросом.
У Декарда совершенно рядовые физические способности — не в пример его соперникам-репликантам. Офицер действительно неплохо переносит повреждения, но не способен ломать стены или пробивать металл голыми руками. Наконец, в отличие от Батти, даже в экстремальной ситуации Рику не хватает прыти перепрыгнуть между двумя крышами. Делать репликанта-охотника таким слабым — бессмысленная затея.
Если Декард репликант, ему необходимы имплантированные воспоминания — однако в фильме нет подходящего персонажа, с которого могли бы «списать» героя. Популярна версия, что Декард это одна из копий Гаффа (что объясняет знания напарника про сон с единорогом). Но персонажи разнятся манерой поведения. Декард, в отличие от Гаффа, даже не любит разговаривать с местными на городском наречии. Правда, существует версия о том, что сильно травмированный охотник Холден, вскользь упомянутый Брайантом — и есть прежний Декард, погибший при исполнении. Насчет Гаффа тоже не все ясно, воспоминания могли скопировать частично.
Концепция фильма предполагает, что репликанты, в действительности, «более человечны, чем сами люди». Они заботятся друг о друге, а Рой даже спасает своего визави от гибели. В то же время живые персонажи обладают более негативными образами: Гафф прожженный циник, шеф полиции Брайант не стесняется угроз, у Тайрелла и Себастьяна явные проблемы со здоровьем. Декард, с его алкоголизмом, замкнутостью и неопрятностью явно не соответствует образу сверхчеловека-репликанта.
Рэйчел была первым репликантом, на раскрытие которого у Декарда ушло столько времени. Если девушка стала дебютным прототипом новой модели, то когда Тайрелл успел изготовить полицейского андроида, да еще и с неограниченным сроком эксплуатации?
Одна из главных загадок — финальное обращение Гаффа к Декарду, который еще не оправился от встречи с Роем Батти. Напарник начинает со слов: «You've done a man's job!», намекая на благородство Рика, который оставил в живых Рэйчел. Однако в черновой версии сценария фраза значительно расширена: «You've done a man's job sir! But are you sure you are a man? It's hard to be sure who's who around here».
Вариант третий.
Гафф — репликант (и не только он)

Детективная развязка в духе «убийца — садовник». Компаньон Рика Декарда появляется в фильме лишь несколько раз, но сеет немало загадок. Его страстью к оригами и пространным выражениям мы обязаны всему спору вокруг происхождения Декарда. Рассказываем о фанатских умозрениях, согласно которым именно хромой коп — скрытый синтетик.
Это попросту многое объясняет. Воспоминания Гаффа могли частично списать с Декарда — он делил с ним общие страхи и ценности. Тогда по-другому раскрывается оригами с единорогом: Гафф оставляет его в качестве дружеского уведомления. Стоит напомнить, что в книге обсуждались только реальные животные вроде баранов и лошадей. Единорог — символ, обозначающий чистоту и благоразумие.
Обретает новый смысл фраза «It's too bad she won't live, then again who does?». Зная о своем происхождении, Гафф мог показать солидарность с выбором Декарда.
В квартире генного инженера Себастьяна, среди прочих побрякушек и моделей, есть фигурка единорога. Возможно, образ этого мифического животного — общее подсознательное воспоминание репликантов. В таком случае и Гафф и Декард оказываются синтетиками.
Естественно, некоторые из этих предположений могут оказаться взаимоисключающими или противоречить друг другу. В конце-концов, именно обилие загадок и скупая экспозиция сделали «Бегущего по лезвию» одним из самых обсуждаемых фильмов. Споры вокруг биографии персонажей не утихают и спустя 35 лет после выхода оригинальной картины. Будьте уверены, сиквел от Дени Вильнева лишь прибавил фанатским перепалкам остроты и аргументов.
Made on
Tilda